15:13 

слэш)

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
Ориджинал по этой картинке:

Название: Жара
Автор: Солнечное Утро/Yuki-Kaze
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
закончен, мини, небечен)
каждый ваш комментарий продлевает жизнь автору на пару дней)

Ты постоянно носишь одежду, закрывающую руки и ноги. Несколько слоев: футболка, рубашка, иногда свитер – и я задыхаюсь, представляя, как снимаю с тебя все это. Если бы искушение было человеком – оно было бы тобой. Тонким, сильным, жестким – и с неизменной книгой в руках. Ботаники не должны быть такими привлекательными, не должны.

Долбанный доклад по литературе занимает тебя больше, чем толпа парней, играющих в баскетбол прямо перед тобой. Солнечный, просто охрененный день – а ты сидишь с книгой. Ты просто придурок, я говорил тебе это не раз.

Встаешь, уходишь, сказав мне одними губами «жарко». Бросать сейчас игру – глупо, и я продолжаю остервенело вколачивать в плавящийся асфальт тугой мяч.

Победить в игре совсем несложно, после того, как я чертовы три года пытался получить тебя. Всего тебя – с тонкими косточками, белой кожей, холодной тягучестью движений и криками, когда ты падаешь на смятые простыни, цепляясь за них слабеющими пальцами. Мысль о том, что сейчас ты в нашей квартире заставляет быстро собираться и практически выбегать из раздевалки.

Первое касание - совсем легкое, просительное. Ты недовольно поднимаешь взгляд от книги, но все же откладываешь ее в сторону. За окном жара в тридцать градусов, а в твоих глазах лед. Твоя любовь ко мне такая же долбанутая, как твои бесконечные, давно дохлые классики литературы.

Ждать этого целый день. Сидеть на паре, вспоминая три маленькие родинки у тебя справа, на ребрах. Ты не любишь, когда я целую тебе там – тебе щекотно.

Твоя рубашка летит на пол, футболка следом. Покупать цветные простыни – твоя идея.

Помню, как сначала от нервов у меня потели руки. Но теперь я знаю, что делать. Я спокоен. Твоя кожа такая нежная, что мои пальцы могли бы расцарапать ее. Ты делаешь вид, что ничего не происходит – ты всегда так.

Хочется перевернуть тебя на живот и войти – резко и грубо. Имею право: ты дразнишь меня с обеда. Но к черту это все – можно гораздо лучше.

К тому моменту, как я раздеваю тебя полностью, ты уже не так спокоен. Всегда споришь со мной – но такой послушный под моими руками. Выгибаешь спину, невольно раздвигаешь ноги шире и непроизвольно гладишь ладонями простыни, комкая их. Кто-то думает, что ты сложнее, чем теория относительности – но для меня ты проще, чем таблица умножения.

Провожу кончиками пальцев по твоей шее – и ты откидываешь голову, издавая тихий стон. Спускаюсь ниже, к соскам и сжимаю их, перекатывая в пальцах мягкие бугорки. Тяну, выкручиваю, царапаю кожу рядом – ты нервно кусаешь губы.

В тот первый раз ты не верил, что я могу с тобой сделать. Можно ли ожидать от веселого доброго парня той жестокости, которой ты так хотел? Твои книжки опять соврали тебе.

Сейчас все сомнения в прошлом. Ты научился верить мне. Я научился принимать твою веру.

С улицы пахнет асфальтом и рыбой из закусочной под нами. Окно открыто, тебе приходится молчать, что бы на твои крики не сбежались соседи. Но мне все равно.

Обхватив ладонями твою талию, целую твой живот – граненую чашу между выпирающими косточками. Толкаюсь языком во впадину пупка – и ты вздрагиваешь каждый раз. Усиливаю давление – ты тихо стонешь и дергаешься, но я держу крепко.

Ты любишь дразнить меня, потому что тебе нравится моя месть. Нравится метаться на простынях, когда я медленно поглаживаю твои ягодицы, раздвигая их и ощупывая теплыми пальцами маленькое кольцо мышц. Нравится дрожать, когда я слегка касаюсь твоего члена одной рукой, а второй прижимаю тебя к кровати, что бы ты не подавался навстречу.

Улыбаюсь тебе и отстраняюсь, усмехнувшись разочарованному вздоху. Мог бы сказать «подожди», но не буду. Ведь ты же ничего не говоришь мне, когда играешь в свои игры.

Вытаскиваю из ящика веревку и поднимаю твои руки над головой, прижимая их к брусьям в изголовье кровати. Я знаю, что от веревки на твоих руках останутся следы – но мне все равно, ведь завтра ты что-нибудь придумаешь для всех.

Затягиваю узел, пропускаю петлю, оборачиваю вокруг твоих тонких запястий. Тебе неудобно, немного больно, но ты не останавливаешь меня. Хотя я все еще не могу привыкнуть к тому, что тебе нравится такое.

Встаю рядом с кроватью и молча смотрю на тебя. Ты такой красивый – распятый на синем полотне простыни, с прикрытыми глазами, напряженным членом, прижатым к животу. Хочется разложить тебя до конца, прижать своим телом так, что бы ты потерял способность соображать, полностью став моим.

Смазка теплая и стекает по пальцам, когда я выдавливаю ее на ладонь. Ты наблюдаешь за мной, часто дыша и облизывая губы. От жары и возбуждения воздух в комнате словно звенит, и я не вижу больше причин ждать.

Если бы мы не трахались каждый день, я мог бы быть более нежным. Но палец входит в тебя быстро, полностью, глубоко – ты открываешь рот в немом стоне. Опускаю ладонь на твой живот – чуть выше лобка, прижимаю тебя к кровати.

Медленно вытаскиваю палец и вставляю снова. Сгибаю, поворачиваю и нахожу бугорок простаты. Ты дергаешься, но я держу тебя. Все, что ты можешь – это тихо стонать, сжимая пальцами веревки. Ты такой живой сейчас, такой откровенный.

Несколько минут тишины – только наше дыхание и город за окном. Я вытаскиваю палец из тебя, ложусь сверху, а ты привычно обнимаешь меня ногами. Войти одним мягким движением, одновременно целуя тебя – я маньяк, но постоянно вспоминаю такие моменты. Пара вздохов – и ты улыбаешься мне.

Если дернуть за нужный конец веревки, то узел моментально ослабнет, и ты обнимешь меня, сжимая пальцами плечи. Потянув тебя за собой, я сажусь на кровать, а ты опускаешься на меня полностью, ощущая, как мой член входит глубже, если такое возможно. Кожа на твоей спине влажная от пота, и я собираю его ладонями, а потом сжимаю твою талию, помогая тебе двигаться на мне.

Кровать жалобно скрипит, а ты, не отрываясь, смотришь мне в глаза, только вздрагиваешь. Совсем недолго – но, кажется, что вечность, и ты прижимаешься, позволяя делать с собой что угодно. И можно, наконец, взять другой ритм – быстрый, жесткий, вцепиться зубами в твое плечо, впитав в себя твою дрожь.

Кончить, зарываясь лицом в твои волосы, шепча твое имя, вдыхая твой запах. Осторожно опустить тебя на простыню, пройти губами по твоей груди, почувствовать, как бьется твое сердце. Облизнуть головку твоего члена, взять его в рот, нежно погладить твое бедро. Несколько движений – и ты кончаешь, выдохнув мое имя.

Я такой жадный и не сразу даю тебе поцеловать себя, почувствовать свой вкус. Жарко, ужасно жарко, но совершенно не хочется двигаться. Я готов вечно лежать в этой комнате, на этих простынях и слушать, как твое сердце успокаивается и начинает биться ровнее. Я знаю – через пару часов солнце начнет попадать прямо в комнату. Интересно, сможем ли мы расплавиться и стать одним целым? Или простыня впитает нас, оставив только сухие кости?

Ты улыбаешься, смотришь на меня. После секса мне всегда в голову приходят глупые идеи и мысли – ты знаешь об этом. Наверное, сейчас я должен сказать, что люблю тебя – но ведь ты и так это знаешь. А я не знаю, любишь ли ты меня. Стараюсь не думать об этом.

Ты встаешь, идешь к ванной. Волосы на твоей голове взмокли, и прилипли к плечам тонкими прядками. Это кажется мне таким трогательным, что я готов заскулить и выбежать на улицу, только что бы не думать о том, что могу лишиться этого.

В последний момент, перед тем как включить душ, ты поворачиваешься и говоришь, что отказался от места в университете в соседнем городе. Что пойдешь туда же, куда поступил я. И это было так просто – словно иначе и быть не могло.

@темы: настроение, ориджинал

URL
Комментарии
2011-06-28 в 16:58 

Alek-sunny
Пыль с души не смывается слезами (с)
Ух ты... так проникновенно и страстно

   

Место, где никогда не тает снег.

главная