Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:01 

Зов крови (2). Переписанная глава.

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
Название: «Зов крови»
Автор: Yuki-Kaze
Рейтинг: от PG13 до NC17 (или 21? За жестокость и насилие, что вы, какой-такой секс…)
Персонажи: Наруто/Саске, Нейджи/Киба, Киба/Хината, Нейджи/Киба/Хината, Сасори/Дейдара, Кисаме/Итачи, Мадара/Сакура, Забуза/Хаку, Минато, Джирайя, Орочимару, Тсунаде, Шикамару (на весь фик)
Жанр: романс, AU, фэнтези
Предупреждение: жестокость, насилие, много крови…
ООС Хинаты и Сакуры ( таа… )
Размер: 20 глав с прологом и эпилогом
Состояние: не закончен
Размещение: запрещено.

Глава вторая.

Не ходи ко мне, желанная,
Не стремись развлечь беду.
Я обманут ночью пьяною,
До рассвета не дойду…


Киба устало опустился на землю возле старого дерева и прислонился к его теплому бархатному стволу, вздыхая и прикрывая глаза. Хината удивленно посмотрела на него, и, приминая густую луговую траву, подошла ближе:
-В чем дело?
-Честно говоря, я устал. Хотя бы полчаса я посижу тут. Мне еще нужны силы на обратную дорогу, ведь если мы не вернемся вовремя, ваш брат будет недоволен…
-Мой брат всегда чем-то недоволен, Киба! Пора бы уже это запомнить, – усмехнулась девушка, присаживаясь рядом, - Хочешь черники?
Она протянула руку, и Инузука увидел маленькие черные ягоды, оставившие красные пятнышки своего сока на светлой коже ладони.
-Хочу, - улыбнулся он.
Хината ответно улыбнулась, и, взяв пальцами второй руки одну ягодку, приблизила к его губам:
-Открой рот.
Киба чуть удивленно глянул на нее, но не ослушался. В конце концов, чтобы там ни придумала госпожа, он не ожидал от нее ничего плохого. Ощутив на губах сладкий вкус черники, он невольно зажмурился и чуть облизнул губы кончиком языка. Вкус лета и жарких дней, наполненных густым запахом леса и стрекотом насекомых, вкус дождей и утреннего тумана наполняющего лес, вкус кожи Хинаты… Гораздо больше всего того, что способно уловить обычные человеческие органы чувств. Гораздо больше.
Девушка улыбалась одними глазами, думая о чем-то своем, отстраненно глядя на довольного друга и неторопливо кормила его ягодами, жалея, что уже осень и даже в этом щедром лесу уже почти ничего не осталось.
«Нейджи…» - вспомнив брата, она чуть слышно хмыкнула.
Хината прислонилась к дереву рядом с Кибой и достала кинжал, срезая им тонкую веточку с растущего рядом куста орешника, и обстругивая ее. Брат знал о ее интересе к этому юноше-оборотню и между тем, она чувствовала, замечала в его поведении, что он и сам к нему не безразличен. Брат постоянно тренировал его, то во владении мечом, то луком и стрелами, научил его читать и писать, как не сопротивлялся всему этому Киба, заявляя, что его когти и клыки гораздо более удобны и для битвы и для беседы.
Нейджи и Хината, как было заведено в их семье, посвятили свои жизни военному ремеслу. Это, и то, что они были из древнего клана Хьюга, со временем определило их в руководящую часть армии своей страны. Присягнув в верности правителю, они возглавили свои отряды и попеременно охраняли северные границы. Месяц там, месяц здесь. Нейджи только недавно вернулся в замок, а значит, скоро надо было отправляться в путь Хинате.
Имя, деньги, влияние и красота делали их весьма и весьма популярными в светских кругах. С раннего возраста познавшие подводные камни придворных интриг, они пресытились всем этим, не ввязываясь в хитросплетения лжи. Пожалуй, единственное, что они позволяли себе – это незаметное для самой жертвы обольщение, которое рано или поздно приводило в их кровать того, кого они хотели. И даже сам Наруто один раз повелся, правда, на следующее утро пообещал прибить их обоих, если они задумают повторить. Нейджи, провалявшийся весь день в постели с больной, кхм, спиной, так и не понял, чем был недоволен его друг.
Единственный человек, который не верил всем этим слухам, был Киба, и что у Хинаты, что у Нейджи не хватало духу разубедить его в этом. Как ни странно, они дорожили его дружбой, этого получеловека, который был их младше на несколько лет и практически всю свою жизнь жившего в замке или его окрестностях. Его глаза светились интересом, когда вернувшись из похода, они рассказывали ему о других странах или людях, которых они повстречали. Он мог доверчиво заснуть рядом в пьяной шумной компании, зная, что когда Хьюги рядом, с ним ничего не случится.
Для них двоих это было странное общение. Словно они оценивали свои поступки не по своей совести, а ориентируясь на реакцию своего друга. Пусть немного странного, и не совсем человека, но как он верил им, так и они верили ему.
В принципе, Киба также доверял и Наруто, но немного побаивался, зная о той силе, что спит в сыне правителя. Хотя мысль о том, что перекинувшись, он способен недолго сдерживать одержимого демоном Узумаки, вселяла гордость за себя.
Вздохнув, Хината очнулась от своих размышлений, потрепала парня по голове и сказала:
-Ладно, пошли домой…



Секунды медленно катились одна за другой, пока Узумаки стоял, глядя в насмешливые глаза Орочимару. Тугая тишина, прошитая редким треском горящих факелов и чьим-то тяжелым дыханием, отдавалась такой же опустошенностью в Наруто.
Так просто… получить то, что хочешь. Забыть, что где-то рядом чье-то сердце и тело рвет своими гнилыми зубами боль. Забыть этот взгляд, эту белую ломаную линию напряженной спины. В конце концов, в его жизни было много таких глаз, которые с мольбой и ужасом смотрели на него. Много таких спин, выгибавшихся в агонии и расслаблявшихся уже за пределами жизни. Это просто еще один случай…
Наруто называл это принципом меньшего зла: сколько жизней можно будет спасти, если он избавится от демона. По сравнению с этим, жизнь этого юноши казалась одинокой галькой на морском берегу.
Он думал именно так, ровно до того момента, как в тишине прозвучал удар капли крови о каменный пол. Наруто не слышал его, скорее почувствовал, как капля скользнула по металлическому звену цепи, сорвалась и глухо стукнула камень. А за ней еще одна. Эти звуки словно совпали с его пульсом и отдавались в голове как странный, завораживающий ритм.
Не в силах противостоять ему, Наруто резко вздохнул и сдавленным голосом произнес:
-Отдай его мне!



Нейджи неодобрительно посмотрел на чихнувшего Кибу.
-Только не говори мне, что простыл, пока гулял с сестрой.
Хината пожала плечами, откладывая в сторону вилку:
-После ужина можно дать ему чая с лимонной травой, будет как новый. И вроде сегодня было тепло, где бы ему замерзнуть.
Киба недоуменно переводил взгляд с одного на другую:
-Да я в порядке!
Хината и Нейджи одновременно глянули на него и сказали:
-Не спорь!
-Да, да… - ответил Киба, понуро опустив голову, - я и не спорю, я протестую!
-Значит, не протестуй, - подвел итог Нейджи, наливая себе еще вина.



Если бы он мог говорить, то он разнес бы этот замок парой заклинаний.
Если бы у него были свободны руки, то он бы хоть мог сопротивляться.
Если бы у него были силы, он мог бы хоть что-то…
Но просто было холодно, а он и не замечал этого, и не было сил дрожать или шевелиться, чтобы хоть как-то согреться. Ничего не происходило, потому постепенно Саске начал погружаться в дрему, похожую на темные ледяные воды северного моря. Глаза были открыты, но свет, который они видели, тускнел, словно силился пробиться сквозь толщу воды к человеку. Звуки и ощущения исчезали и последнее, что он почувствовал, это чьи-то руки, подхватившие его и теплое тело, к которому его прижали.



-Не думал, что в этой части страны так сыро… - уныло пробормотал Дейдара, когда ливень, прекратившийся двадцать минут назад начался с удвоенной силой.
-Просто осень, - заметил Сасори, повернув голову к напарнику.
-А все равно противно…
Небо уже третий день было затянуто серой марлей туч, и дождь шел не переставая. Густая тяжелая зелень леса, насыщенная влагой, была плохим укрытием от воды и земля под ногами сочно чавкала и хлюпала при каждом шаге. Заметив небольшой полуразвалившийся деревянный дом, Сасори кивнул напарнику, и они подошли ближе.
-Там никого, - сказал Акасуна, выбираясь наружу после того, как исследовал дом, - и, судя по всему давно никого не было. Может, отдохнем, а завтра двинемся дальше? Нам еще долго идти…
Дейдара равнодушно пожал плечами, заходя внутрь и оглядываясь. Старые стены покосились, и некоторые бревна вылезли из них, покрылись зеленым мхом и почерневшим срезом уткнулись в соседние. Пол по большей части провалился, и через него проросли колючие ветки малины и тонкие стебли цветов, уже отцветших и оставивших после себя покоричневевшую коробочку семян. В крыше было полно дыр и щелей, но все же она могла дать хоть какую-то защиту от прямого дождя. Скинув сумку, Ива взял лук и несколько стрел, и вышел обратно под дождь, сказав, что попробует что-нибудь добыть.
Сасори пожал плечами и принялся искать хоть сколько-нибудь сухого дерева, чтобы развести костер. Вокруг дома землю покрывал густой ковер мха, а дальше начинались заросли папоротника, в которых, как и в дожде гасли звуки шагов, и Акасуна не слышал, где находился Дейдара. Однако, когда он вернулся с дровами, его еще не было на месте.
Лес всегда настораживал Сасори, которому были больше по душе знойные пески южной части материка. В отличие от мертвого сухого раскаленного воздуха пустынь, воздух леса был словно живой, проникающий в людей, знающий про них все. Иногда ему чудился чей-то шепот в трепетании листвы за спиной. В том, что лес наполнен духами он никогда не сомневался.
Дейдара появился позже, и по расстроенному лицу Сасори понял, что поиски не увенчались успехом. Его собственная одежда уже почти высохла и даже вещи из мешка просушились в тепле костра, а с лучника ручьем текла вода.
-Раздевайся, - сказал он, убирая свои вещи и освобождая место для напарника.
Дейдара нерешительно замер, опустив лук и стрелы на землю. Почему-то сейчас он вдруг не мог показаться перед ним без одежды. Сасори удивленно посмотрел на него и протянул ему свой уже сухой плащ:
-Одень это, - и отвернулся.
Иногда на его друга нападало какое-то странное настроение, причин которого Сасори не мог понять. Все же они были слишком разные. Но он никогда не хотел, чтобы на его месте был кто-то другой.
Дейдара быстро стянул одежду и накинул на себя колючий, еще теплый плащ, пахнущий дымом костра. Разложив вещи для просушки, он сел рядом с Сасори и плотнее закутался, не желая пропускать сырость и холод в образовавшееся уютное тепло. На некоторое время повисло молчание, нарушаемое шелестом скольжения капель дождя по тяжелым листьям и тихим потрескиванием дров в костре. Дейдара, наконец, согрелся и расслабился, не чувствуя в окружающем лесу угрозы.
-Иди сюда… - тихо сказал Сасори, не глядя на него.
-Зачем? – так же тихо спросил Ива.
-Просто… иди.
Чуть прикрыв глаза, Дей пересел ближе и невольно вздрогнул, когда Сасори обнял его, зарываясь лицом в еще влажные волосы. Медленно стянув плащ и расправив на земле, он уложил юношу на него, нежно целуя обнаженные плечи и шею, аккуратно расправляя светлые нити волос на темной зелени ткани. Дейдара тянулся за лаской, его тихие резкие вдохи и медленные выдохи заставляли Сасори улыбаться и продолжать неторопливо ласкать нежную кожу доверчиво открытого перед ним тела.
«Такой ты только для меня…» - подумал он, проводя пальцами по приоткрытому рту, и наблюдая, как покрасневшие от поцелуев губы касаются их. Он всегда наслаждался видом Дейдары, который уже дрожит от еле сдерживаемого возбуждения, но терпеливо ждет, зная, что добровольно отдал себя во власть рук Сасори и не может менять что-то.
И можно провести ладонями по его плечам, спуститься ими по телу до бедер и нежно погладить шелковистую кожу с внутренней стороны, наблюдая за тем, как невольно раздвигаются ноги в скрытой просьбе продолжать. Можно легкими поцелуями покрыть колено и согреть дыханием, зная, как в следующий момент тихий стон будет наградой. Можно прижать кисти рук по обеим сторонам тела и исследовать языком впадинку пупка на теплом животе, чувствуя, как сокращаются мышцы пресса в невольной попытке отстраниться и избежать нехитрой, но лишающей покоя ласки.
Можно было заставить смотреть в глаза, в то время, как пальцы, минуя возбужденную плоть, спускаются дальше, проникая и растягивая, заставляя вскрикивать и кусать губы. Можно было многое, в принципе, можно было все.
Но Сасори отстранился и сел, не разрывая визуального контакта, развязал тесьму пояса на своих штанах и снова позвал:
-Иди сюда.
Не просьба, а приказ и Дейдара подчинился, поднялся и приблизился, неуверенно перекидывая одну ногу через его бедра и устраиваясь на коленях лицом к лицу.
-Я хочу, чтобы ты сам… - прошептал Сасори, с нажимом проводя пальцами вдоль его позвоночника от тонкой шеи и до бедер, поднимаясь обратно и впутываясь в невесомые пряди волос, притягивая к себе для поцелуя.
Дейдара чуть приподнимается, а потом глухо стонет, чувствуя, как член Сасори раздвигает слабо растянутое кольцо мышц и двигается дальше, причиняя боль и доставляя удовольствие. Руки Сасори оказываются на его бедрах и заставляют опуститься до конца, хватать дрожащими в стоне губами воздух.
Теплые сильные руки Сасори для Дейдары остаются единственным, что удерживает его разбитое удовольствием сознание здесь. Слабо блестящие отражением костра красные волосы так неуловимо притягивают, и так приятно щекочут лицо. Они никогда не задумывались о том, правильно ли то, что они делают. И разве есть разница, когда им так хорошо вместе, когда они так идеально дополняют друг друга…
Вцепившись дрожащими руками в плечи любовника, Дейдара начинает двигаться, резко вдыхая и выдыхая воздух, прижимаясь к телу и не переставая повторять его имя, словно заклинание. И каждое движение, каждый вдох и выдох делится на двоих, заставляя прижиматься все ближе, словно пытаясь слиться в единое целое и избежать этого стылого холода сырой ночи.
Акасуна улыбается, сжимает руками его талию и задает свой ритм движений – резкий и быстрый, отчего Дейдара прижимается еще ближе и стонет, громко стонет, срываясь на всхлипывания и крик. Оправданная жестокость, проверенная временем и опытом. Целуя там, где еще алеет след свежего укуса, прочерчивая пальцами рунические узоры на светлой нежной коже, чувствуя под пальцами биение сердца, можно избавиться от своих страхов и избавить от страхов Дейдару. И странная тяга, заставляющая их терять голову и жадно вжиматься друг в друга, отступает, превращаясь в какое-то иное, еще не понятое ими нежное чувство.
Смысл принадлежности и обладания перемешиваются, и уже не ясно, кто больше дрожит и замирает, чувствуя руки любовника на своем теле. Зачем какой-то высокий смысл, если так сладко ноет в груди, когда видишь в его голубых глазах свое отражение. Зачем какие-то достойные цели, когда его влажное теплое дыхание согревает замерзшую от ночного дождя кожу.
Совсем немного времени в таком ритме требуется Сасори, чтобы спина, частично укрытая золотом волос, выгнулась и пальцы вцепились в его плечи, оставляя после себя синяки. А после только прижать к себе уже безвольное тело, дрожащее от пережитого удовольствия, и последние несколько раз толкнувшись, излиться самому, позволяя себе простонать его имя и покрывая короткими жадными поцелуями его плечи и руки, все в тонких нитях старых шрамов.
Потянувшись к сумке, Сасори достал второй плащ, все еще удерживая дрожащего юношу второй рукой. Осторожно опустившись вместе с ним на лежащую на земле ткань, и укрываясь такой же тканью сверху он улыбаясь, поцеловал его в висок. Почувствовав поцелуй, Дей потянулся и крепче обнял, устраивая голову на плече. Сон не шел к ним, хоть силы их были исчерпаны, и они просто лежали, слушая монотонное дыхание дождя, и еще неровное дыхание друг друга. Постепенно Дейдара уснул, но Сасори, как бы ни хотелось спать и ему, осторожно сел, укрывая напарника, и возвращаясь к костру. Надевая высохшую одежду, он подумал, что даст ему поспать несколько часов, а потом разбудит и уснет сам.
Подбросив в костер еще дров, он задумчиво следил за танцующими на дереве языками пламени. Часть их задания уже была позади, и камень был у них. Но его настораживала та легкость, с которой он им достался. Какое-то чутье подсказывало, что впереди их ждут очень большие проблемы.



Быстро спустившись, практически сбежав по лестнице, Наруто оказался на полу комнаты, наблюдая, как хвост змеи исчезает в стене. Здесь, внизу, было очень холодно.
Он подошел к человеку, лежащему на полу, и опустился на колени рядом с ним, откидывая с его глаз пряди черных волос. Лицо, до этого бывшее наполненным эмоциями, теперь казалось гипсовой маской, с побелевшими губами и чуть дрожащими, слипшимися ресницами.
Переведя взгляд на его руки, Наруто увидел, что запястья и кисти рук, и тонкие пальцы были покрыты коркой засохшей крови, а из царапин содранной кожи все еще по капле сочилась свежая. Тут только он сообразил, что у него не было ключа, чтобы освободить его. Бросив взгляд на балкон, он убедился, что тот уже был пуст.
«Хм, вроде как справляйся сам, раз такой умный…»
Наруто взял в руку одну из цепей и, прикрыв глаза, попытался вспомнить, знает ли он хоть одно заклинание, которое может помочь ему. Ответ пришел почти сразу, и, усмехнувшись, он сжал холодный металл сильнее.
Откуда-то появился легкий ветер, почти неощутимый. Он собирался около руки Наруто в небольшой вихрь, концентрируясь и словно сжимаясь в тонкие лезвия, вспарывающие воздух. Мгновение – и цепи с тихим звоном упали на пол, больше не сдерживаемые разрезанным звеном.
Наруто сдернул со спины плащ, и, завернув в него тело юноши, поднял с каменного пола. При всей кажущейся хрупкости, тот был довольно тяжелый, и Наруто понял, что хорошо бы ему поторопиться. Поднимаясь обратно по лестнице и проходя через залы, в которых он был раньше, он не встретил ни одного человека. В другой раз это показалось бы ему очень странным, но он был занят тем, что пытался уловить практически неслышное дыхание юноши на своих руках.
«Черт, наверное, в его кровь попал яд… Но у меня с собой нет противоядия, только если у кого из людей в лагере…»
Стершийся в пыль щебень взвивался облачком за ногами Наруто, спешно шагающего по дороге к низу холма. Ему казалось, что он не идет, а ползет, и что он не успеет дойти даже через несколько дней. Пыльные кусты по бокам и жухлая трава слились в одно грязно зеленое пятно, четкими были только лицо человека в его руках и белая лента измельченного камня. В уличном вечернем освещении лицо юноши потеряло острые черты, и Наруто подумал, что, наверное, он не старше его самого.
-Как же тебя так угораздило… - прошептал Узумаки, качая головой, - сначала Орочимару, теперь я…
Естественно, что ему не ответили. Но Наруто заметил, что мертвенная бледность кожи стала уходить, что глубокие тени под глазами начали светлеть, словно он оживал от того, что находился рядом с теплым человеческим телом.
Наконец он спустился к подножию холма, туда, где его отрядом был разбит лагерь. Добравшись до караульных, он крикнул:
-Бинты, и воду… быстро!
Мимо испуганно отскакивающих воинов, мимо лошадей и уже разведенных костров он нес свою ношу к самому дальнему костру. Мысль о том, что на «его» человека будут смотреть другие, почему-то раздражала, хотя всех в своем отряде он знал давно и уважал их.
Осторожно, очень осторожно он опустил его на землю недалеко от согревающего пламени костра. Медленно отвел в стороны ткань плаща и чуть прищурил глаза, когда увидел многочисленные ссадины, синяки и порезы. Хотелось рвануть обратно и голыми руками придушить Орочимару за порчу такого прекрасного тела. Непроизвольно, мягкими движениями он поправлял неровные пряди черных волос, любуясь тем, как завораживающе они блестят в свете костра. Красные светлые отблески огня и темные линий засохшей бурой крови на белой лунной коже составляли какой-то странный узор, покрывающий все тело как те странные одежды, которые носили в теплых странах.
Вздохнув, Наруто что было сил, сжал кулаки, чтобы сдержаться и не сделать что-либо с этим невозможно совершенным телом.
«Люди не должны быть такими красивыми. Он не человек!»
Когда принесли воду в медной плошке и бинты, Узумаки сам принялся аккуратными привычными движениями стирать кровь, промывать раны и накладывать повязки. За те годы, которые он провел на службе, он научился сам неплохо лечить и латать людей, так как иметь хорошего целителя в отряде было непозволительной роскошью.
Кто-то по его приказу принес чистую одежду, и он осторожно одел юношу, стараясь не причинить еще боли. Дыхание его выровнялось, но в сознание он не приходил, что очень беспокоило Наруто, которому доложили, что ни у кого в отряде нет с собой хорошего противоядия.
-Как он? – тихо спросил неизвестно откуда появившийся Джирайя.
Наруто покачал головой и хмуро посмотрел на подошедшего :
-Ты же видишь. Я перевязал раны, но нужно лекарство, а его нет…
Джирайя сел рядом и сказал:
-Орочимару просил передать тебе, ему нужен камень Драконий глаз. Он есть только у Тсунаде, которая живет на западе от Вьюжных гор. Наруто, достать его невозможно, тебе не уговорить ее…
Наруто мрачно посмотрел на него и практически прошипел:
-Я очень рад, что ты мне это говоришь. Но сейчас, не поверишь, мне наплевать. Потому что вот он, - и указал на юношу, - может умереть в любой момент, и тогда за этим твоим камнем я поеду просто так.
Поднявшись на ноги, Узумаки велел подготовить его коня.
-Я поеду вперед и тогда к завтрашнему вечеру буду в замке. Ты можешь ехать с отрядом, если хочешь.
Джирайя поднялся следом и задумчиво кивнул:
-Хорошо…
Наруто кивнул ему и залез в седло, отдавая последние команды остающемуся за командира войну. Джирайя вздохнул и поднял с земли юношу, передавая его Узумаки.
Тот осторожно устроил его перед собой, прижимая к себе одной рукой, а второй сжимая поводья.
-Так… сейчас немного потрясет, но что делать… - прошептал Наруто, обращаясь к юноше.
Бегло глянув на отряд, он развернул коня и пустил его галопом, через несколько мгновений исчезнув за поворотом дороги.
Только в лесу Наруто понял, насколько успело стемнеть за это время. Полагаясь только на глаза и чутье своего коня, который ни разу не подводил его, Узумаки напряженно всматривался в темноту, угадывая, что впереди.
Честно говоря, он все еще не понимал, почему важно, что бы этот юноша жил. Возможно, он чувствовал вину за то, что был причастен к его страданиям. Но в глубине души, скрываясь в густой тени, какой-то тихий голос шептал, что это нет так.
Что вовсе это не совесть заставляет вглядываться в ночь и не обращать внимания на начинающийся дождь. Это не совесть заставляет его прижимать к себе бездвижное тело и вслушиваться в еле слышное дыхание, пытаться почувствовать слабый пульс. Вовсе не совесть.
Скорее, смутное желание обладать этим телом, почувствовать вкус его крови по настоящему, прижимаясь губами к бледной коже и наслаждаясь металлическим привкусом. Желание подавить своими руками мелкую дрожь, а взглядом хоть какое-то сопротивление. И еще желание ощутить запах его тела, почувствовать жизнь в нем, а не этот слабый огонек выживания.
Первый раз ему захотелось, чтобы кто-то полностью принадлежал ему. Настолько целостно и без малейших исключений, что он был готов по приезду запереть его в какой-нибудь комнате и не показывать никому, дожидаясь его выздоровления. Чтобы после, при неярком свете свечей исследовать свою тягу к нему. Чтобы на белых льняных простынях прочувствовать все его естество. Чтобы подчинить себе, заставить думать только о себе, желать только себя...
Наруто вздохнул, и слегка покачал головой.
Да что же это с ним?

Да, я знаю, что это наглость, но я прошу вашего мнения: лучше стало? Хуже? И почему?

@настроение: пум пурум пум пум

@темы: НаруСасу, СасоДей, зов крови, фанфик

URL
Комментарии
2009-04-17 в 21:22 

судьбу свою кляня и бля, я гордо прыгнул с корабля (с)
по-моему, стало лучше) в принципе, твой стил всегда узнаваем и он довольно неплох, но ты расширила текст, перестроила чуть-чуть, и он стал гармоничнее смотреться)
правда, я заметил парочку ошибок, но это все не так страшно, ибо заметил я их после 3его раза прочтения... =)

2009-04-17 в 21:23 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
Izu-kun аригато)) ну куда я без ошибок? не тыкнешь, где они?

URL
2009-04-17 в 21:28 

судьбу свою кляня и бля, я гордо прыгнул с корабля (с)
Yuki-Kaze
да я сам хорош - ляпаю их куда попало...
читать дальше

2009-04-17 в 21:31 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
о... спасибо. да не, не надо. Я когда-нибудь найду себе бету)))

URL
2009-04-17 в 21:44 

Социопадла
Приссоедиюся-я-я к предыдущему мнению) Что еще написать я как-то даже не знаю...
Просто у меня мозги сегодня похожи на лимон, по которому проехались катком >.<"

2009-04-17 в 21:45 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
лимонноукладочный каток... хмммм... вкусно)

URL
2009-04-17 в 21:49 

судьбу свою кляня и бля, я гордо прыгнул с корабля (с)
Yuki-Kaze
аке))) будет круто)

2009-04-17 в 21:49 

Социопадла
Кхем... Любим лимоны?)

2009-04-17 в 21:50 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
и апельсины... и вообще все цитрусовые...

URL
2009-04-17 в 21:52 

Социопадла
Ага... Я тоже) И яблоки))
Ладно, не буду тут флудить, а то я себя знаю)))
Как соберусь с мыслёй, сравню оба варианта и что-нибудь нормальное напишу))

2009-04-17 в 21:53 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
хм) хорошо)

URL
2009-04-20 в 14:06 

СЭМ: Знаешь что, старик, я уже сыт по горло твоими замашками камикадзе. ДИН: Какой нафиг камикадзе? Я - ниндзя!
прочитала...
да, так определенно лучше...

2009-04-20 в 19:39 

Существуют 10 типов людей: те, которые понимают двоичную систему, и те, которые не понимают...
Властелин МИРА вот) и я о том же))

URL
   

Место, где никогда не тает снег.

главная